Блог Водный туризм Водный туризм Поперек Полярного-007

Мы хотели Вам сыграть песню про то
как мы с Митькой пошли в горы и упали,
но по дороге сюда я написал новую песню…

(Из спектакля «День Радио»)




Так получилось, что напарника моего зовут Митей, а пройденный в конце июня 2007 года маршрут оказался слишком интересным, чтобы можно было полностью рассказать о нем в формальном отчете и знакомой компании. Митя любит фотографировать, но вместо связного рассказа пишет комменты к фоткам. Поэтому интернет-версия случившегося созрела только к апрелю…
Пять лет назад мы были немало удивлены, когда выяснилось, что новый красивый маршрут в этой стране еще можно придумать при помощи карты и указательного пальца. Рецепт оказался очень простым: берем Европу, Азию, ищем точки соприкосновения посевернее, выбираем горку повыше. При более пристальном изучении выяснилось, что самая высокая гора Полярного Урала называется Пайер, на нее можно зайти во время пеше-водного путешествия из Европы в Азию. Путешествие должно было быть пеше-водным, потому что Митя умеет по горам только ходить, а я — только плавать.

Естественно, что при таком подходе к делу, первая попытка сорвалась, но не закончилась неудачей. Через Урал мы не перешли, свалили обратно по первой попавшейся речке. Зато появилось желание вернуться… и более осторожный подход к вопросу. Порывшись в интернете, нашли подробный рассказ С.Б. Елаховского, где этот же маршрут люди прошли в лыжно-водном путешествии… лет пятьдесят назад… за два месяца… правда, они войну прошли…

Наверняка были и другие попытки. Но в любом случае, когда идешь не по описанию, а по траектории указательного пальца, эмоции сохраняются дольше, чем после очередных кавказских покатушек.

В общем, любителям автономных походов на заметку:

И есть еще белые, белые дни,
Белые горы и белый лед.
Но все, что мне нужно — Это несколько слов
И место для шага вперед.




Север России сейчас активно осваивается. В частности, на Полярном Урале появились просеки для новых дорог и газопроводов. Но есть места куда добраться по-прежнему трудно. А выбраться еще сложнее.

Подробная нитка маршрута:

пешая часть — пос. Елецкий-переправа через р.Елец-р.Кечпель-оз.Кечпель-то-первал Лев. Пайера-рад. выход на г. Пайер-спуск вдоль р. Левая Пайера до начала водной части;

водная часть – р. Левая Пайера-р. Танью-оз.Варчато-р.Варчатовис-р.Войкар-оз.Войкарский сор-пос. Усть-Войкар. Наличие больших озер и продолжительная пешая часть склонили к использованию легкой каркасно-надувной байдарки («Десна»).

Заброска-выброска



Заброска из Москвы до станции Елецкая поездом, около двух суток. Далее пешком вверх по течению несколько сот метров, переправа через реку Елец. Естественно, переправы нет (поэтому пешей части предшествует сборка-разборка байдарки), т.е. автономность на первом этапе обеспечена. Выброска из пос. Усть-Войкар допускает множество вариантов. Мы добрались до поселка Шурышкары на моторной лодке, оттуда на следующее утро можно на «Метеоре» уплыть в Салехард. Затем, переправиться на пароме в г. Лабытнанги, откуда ходят поезда (преимущественно по утрам).

Про погоду



Пытались поймать большую воду. Получилось. В середине июня бывают заморозки, снег. Но к нашему появлению установилась жара (за весь маршрут ни дождичка). Тундра побурела (в поезде на обратном пути местные гордо величали ее саванной). С другой стороны, в горах еще лежал снег, что очень облегчило спуск и добавило водички. Разница с Москвой 2 часа, но т.к. светло, то часы переводить особого смысла не имеет. В этом месте Урал поворачивает, и движение по маршруту в основном происходит на юг, с пересечением полярного круга. Но света в это время достаточно, фонари не нужны.

Где карты, Билли?




Пользовались викимапией, распечаткой на фотобумаге. На район Пайера в сети есть километровка, но на фотографиях не было шокирующих неожиданностей, т.ч. километровка не пригодилась.

Дневник противника всяческой фотографии



Слово «Дневник» обычно вызывает негативные ассоциации от кожаного ремня до описания ежевечернего приготовления тушенки с гречкой в течении четырех недель. Но если собираетесь пойти куда-нибудь с фотографом, лучше ведите дневник. Не обязательно его записывать, но когда вам в очередной раз захочется свернуть шею этому любителю цветочков, птичек, узоров на камушках, бросающему ради кадра весла посреди порога, вспомните, какие события сегодняшнего дня можно записать в дневник. Если он начал фотографировать непосредственно после пробуждения, вспоминайте вчерашний день. Кажется, я могу восстановить детали похода с точностью до пяти минут.

Пешая часть



Естественно, для переправы было жалко собирать и мочить байдарку, да и до р. Кечпель идет вездеходная дорога, поэтому первым делом попытались договориться с вездеходчиком. Но очень быстро поняли, что в такую воду он в реку не полезет. Дорога на левом (противоположном от станции) берегу начинается немного выше поселка. Поезд пришел около двух часов (время московское, часы не переводили), через три часа топали прочь от цивилизации, заранее договорившись, что в этот день идем «без фанатизма». Свое здоровье уберечь получилось, т.к. встали относительно рано, но убежать от цивилизации особо не получилось. И дело не только в дороге, которая представляет из себя широкие полосы (как будто одной мало) развороченной гусеницами тундры, но и различная тара из под горючего: побольше – для машин, стеклянная – для людей. Митя по инерции все это фотографирует.



Встали немного в стороне от дороги. Хотя и была уверенность, что вездеходов в это время в разъездах быть не должно, обидно быть раздавленным железной банкой в собственной палатке. Воду набрали из лужи, коих было в несметном количестве после дождей. На пешке использовали горелку. В принципе, в тундре можно найти сухих веточек для маленького котелка, но на газе проще.

Второй день был ударным. Как и во все четные дни похода, слегка втыкало. На большой развилке свернули налево, пошли по более маленькой дороге, а затем по еще менее заметному следу (развилка с палкой). По пути встречались болотца и мелкие ручьи. В первой половине дня в таких местах надевали бахилы поверх вибрамов. К обеду вышли к реке Кечпель и сделали несколько ходок вверх по течению. Именно отсюда открывался наиболее красивый вид на Пайер: перевал со снегом, скальник со сбросами и зачем-то притороченные к рюкзаку фотографа байдарочные весла.



К концу дня дошли до слияния Правой и Средней Кечпели. Идти было удобно, почва под ногами твердая, следов цивилизации никаких, птички поют и если бы не комары… то был бы не Север. В местах впадения ручейков в Кечпель встречались небольшие «леса». Наиболее распространены в этой части полярная березка и ива. При передвижении с березкой особых проблем нет, а вот заросли ивы оказываются не очень удобным препятствием. Растет в болотисиых местах, на кочках, достаточно плотно. Высота тоже подобрана особым образом: без рюкзака можно смотреть по сторонам, видеть горы, а, значит, и без труда ориентироваться. Если же на тебе рюкзак, то видно только кочки под ногами, салатовые листья и кусочек неба. В общем, густые заросли лучше постараться обойти.


На третий день почва под ногами стала еще тверже. Мы поднимались к озеру Кечпель-то, непосредственно под перевалом. Набор высоты плавный, воздух чистый, ветер начинает сдувать комаров. Понемногу начинаешь получать удовольствие от пешки. Тут начинает сдувать тебя, вместо плотного грунта под ногами начинается курумник и снег. Из Москвы взяли по две палки, которые использовали в качестве альпенштоков. За день снег размяк и поначалу проваливались достаточно глубоко. Вышли к озеру, большая часть покрыта льдом. Немудрено, с перевала дует сильный и холодный ветер. Зато снег вдоль озера относительно твердый. На снежниках видны следы камнепадов. Лагерь поставили в восточной части озера, на камнях, немного защитив палатку от ветра камнями и рюкзаками. Митя сбегал посмотреть как лучше завтра обойти трещину на снежнике, а на самом деле пошел немного пофотографировать. Ночью ветер усилился. Высота смешная, меньше километра, но ощущения – как в горах.



День четвертый, четный, втыкало. Встали пораньше, чтобы застать твердый снег. На перевал зашли за две ходки, потратив полтора часа. Непосредственно перед перевалом снега не было, крупные глыбы. На перевале оставили рюкзаки, пошли в радиалку на Пайер. Поднимались по гребню. Снега нет. Весь выход занял четыре часа.

При подъеме взяли немного правее, обходили скальник. Вершина плоская, два тура. Видно, что с Пайера стекают все основные реки района. Редко в каком водном походе можно забраться на главную вершину района. Нам повезло, было ясно, радиус обзора превосходил 100 км. Над тундрой была видна бурая дымка. По дыму можно было различить Воркуту. Поразили плоские горы вокруг. Ветер стих, появились комары, видимо прямо из снега. Спустились к перевалу. Ветер появился снова. Перевал Левая Пайера является водоразделом между Европой и Азией.







Скачать большие панорамы
скачать файл pan_1_300.jpg (258 Kb)
скачать файл pan_2_300.jpg (246 Kb)

По снегу очень быстро спустились к озеру, в Азию. Льда на нем было больше, чем на Кечпель-то, но видны были и здоровые трещины. Обошли по снегу. Далее шли слева от ручья. Подошли посмотреть как он образует водное «препятствие №1» на маршруте, обрываясь водопадом со льда.

На фоне «препятствия номер один». Эх, сюда бы побольше «горячо любимых» каякеров. Результат гарантированный.


К счастью, слева от водопада можно было спуститься по снегу, аккуратно, траверсом. Встали подальше от склона, на камнях. Ночью слышали несколько камнепадов.

День пятый. Добежали до зеленой травки. Кругом тает снег, звенят ручьи. Воды точно будет много. Встали у выхода из гор, на излучине уже достаточно полноводной реки (кубов 10), через несколько километров после правого притока. Перед ужином собрали байдарку. Уверены, что пешая часть закончена, настроение приподнятое.

скачать файл pan_3_300.jpg (195 Kb)

Водная часть



День шестой, четный. Чего-то давно не втыкало не по-детски… Вроде типично карельская речка, порожек с камнями, который в той же Карелии сорок лет назад отнесли бы к 1-2 к.с., сплошная идиллия. Еще порожек, ну на камушке посидели, но даже не пробились вроде. Доплыли до брошенного лагеря геологов. Мечта фотографа.



Дальше вроде тоже карельского порожка, но 3 к.с. и приток справа с удвоением расхода. Плывем. На байдарке. Потихоньку уклон увеличивается, размер плюх тоже. Пейзаж знакомый, не карельский. И речка напоминает Зеленчук в мае, порог «Пушка», только деревьев не видно и лестницы на выходе. Пытаемся добраться до правого берега. Стукнувшись об обливной камень возвращаемся обратно на середину, к струе. Опять направо, опять камень, опять струя, и какая-то сильная. Но вот чувствуется, что надо на берег, очень надо… Ушли с основной струи, спрыгнули в воду. Хорошо, что в лагере геологов сняли бахилы. Байда полна воды, ее сносит. Вот она уже на камне, стрингера гнутся во всю и, видимо, придется развязывать «галстук». Приподняли, подтолкнули, как-то вместе получилось. Зачалили. Даже весла не потеряли. Смотрим потери. Митя слегка надорвал правую руку, стрингера, естественно, погнуты, но кильсон цел. Рядом нормальная горная речка, хорошая текуха, ущелье завалено большими бурыми камнями.

Решаем посмотреть следующий участок, заодно занести тяжелые вещи, оставив легкую герму со спальниками в байде. Поднялись от реки. Вокруг все зелено, растут лиственницы. Через несколько поворотов на реке настоящий каньон. В нем порог. Слив, бочка, резкий поворот налево, прижим.



Занимаемся устным счетом: один экипаж, назад около 100 км пешком, вниз по реке – 150, если цела байдарка. К.с. по тем же, советским стандартам – 4. Но в условиях автономки и отсутствия страховки риск неоправданный.


Идем дальше. Выходная шивера сменяется разбоями, после первого острова и первых сотен метров только что появившегося леса в русле появляются деревья. Лес по берегам становится гуще, появляются плотные заросли березок. В таком темпе проходим часа полтора. На полиэтилене осмотренный участок идется со шмотками и без просмотра, но в нашем случае поломка кнб обернется серьезными приключениями. Если же тащить лодку, то делать это придется через заросли километров восемь. Хорошо хоть день полярный, есть время подумать… А мысли в голове все какие-то дурацкие… Дело в том, что оказались мы в районе Пятиречья, т.к. четыре реки, слившись почти в одном месте, образуют еще одну, Танью. И если в одной Левой Пайере столько воды, то после слияния расход будет кубов сто. Уклон, конечно, упадет, но почему-то вспоминались валы на Катуни.

Из-за активного таянья снега водой заполнились боковые протоки. Пересекли одну из них, вышли посмотреть на основное русло. Характер реки прежний: разбой-шиверка.


Сделали обед, подготовили перекус, надо возвращаться за байдаркой и спальниками. На обратном пути высматривали оптимальный путь, чтобы не рубиться через заросли. Понять сколько еще идти до Пятиречья не получилось. Решили идти по безлесому увалу справа, сколько получится, потом уходить кратчайшим путем через лес. Дошли до байдарки, оставленной в ущелье среди бурых камней. Первая ходка оказалась совсем непродолжительной, метров 200, хотя набор высоты был плавный. Нести собранную байдарку без ручек неудобно, даже легкий герм со спальниками хочется где-нибудь оставить. Поменяли плечи, пошли заметно больше, но скорость по-прежнему низкая, ее сбивают лужи, глубокий мох, карликовая березка. Решаем подняться еще чуть выше на увал. Лужи исчезают, под ногами твердая поверхность, в ушах ветер, меньше комаров и тащить лодку не так жарко. Набрали темп, подходим поближе к каменным останцам на южной части увала. Когда залезли на камни чтобы сориентироваться, Митя был готов бежать к вещам за фотоаппаратом. Мы увидели Пятиречье с очень удачной обзорной площадки. Эмоциональный заряд был настолько силен, что мы буквально побежали на юг до Левой Пайеры, обходя только самые густые заросли. Даже пришлось возвращаться выше по течению за рюкзаками. С панорамной площадки было видно, что Танью прорезает несколько маленьких хребетиков, поэтому ночью мне все-таки снились поганки на Катуни.


День седьмой. Пешком дошли до слияния с Бурхойлой, одна небольшая ходка, один испуганный заяц и два резко проголодавшихся туриста. Заяц ждал долго, подпустив нас метра на три, но бежал быстро. Погрузились быстро, скала на левом берегу в районе Пятиречья быстро оказалась далеко позади. Оказалось, что Танью не образовала ущелье, поэтому порогов на ней нет. Скорость течения высокая, мелькание камней на дне убаюкивает, благо грести не надо даже в перекатиках, все неприятности закрыты большой водой. Становится ясно, что маршрут мы уже фактически прошли. На перекусе выяснилось, что у несчастного фотографа сел аккумулятор, я рад. К вечеру проплыли мимо новой избы около ручья Сезым-Юган. Как позже нам рассказал егерь, в большую воду до этого места могут подняться с Оби суда типа КС. Скорость течения к этому времени заметно упала, пришлось работать веслами.

День восьмой. Пейзаж напоминает среднюю полосу, хотя еще позавчера шли по тундре, разница высоты всего 200 м. Выплыли в озера Варчато. Долго не верили своим глазам, но на южном острове стояла часовня. Напротив – новая база отдыха, КС и моторки. Много народа, привезли группу детей. Узнали где живет егерь Андрей, т.к. по описаниям в интернете с человеком стоило пообщаться. Подплыли к его дому около двух ночи, поэтому разговор не получился. Встали через несколько сот метров.

День девятый. Андрей приплыл сам и отвез в домик. У него получилось зарядить аккумулятор от фотоаппарата и попробовать рыбы. Впечатлил размер местных щук.



Выяснилось, что после озера снова появляется течение, на Войкаре встретятся перекаты. От Андрея выплыли поздно, в районе обеда. Несмотря на то, что баллоны сказали кряк и сквозь шкуру проглядывают кости байдарки, мы заметно продвинулись на юг и солнце уже заходит за горизонт. В некоторый момент замечаю, что ниже по течению, метрах в ста, мишка сваливает от реки вверх по склону, активно загребая передней лапой. От фотографа поступает предложение высадится в этом месте и продолжить преследование. Почему-то мне не понравилась идея преследовать медведя по запаху. Более того, обед-ужин на всякий случай готовили на маленьком островке в дельте Войкара.


Дальше Митя работал в качестве маршрутизатора, довольно успешно, пока мы не вышли на открытую воду. В маленькую деревушку хантов (Вершина) заходить не стали, было слишком поздно да и по описанию Андрея в это время года народ слишком занят рыбной ловлей и на перевозку туристов время старается зря не тратить. Дальше ориентироваться было неинтересно, так как вместе с наступавшим утром облака, парящие у самой земли на фоне голубого неба, решили дать кукольный концерт. В некоторый момент наступило осознание, что находимся мы у мыса на северном берегу сора и до пос. Усть-Войкар, откуда можно начать выброску осталось проплыть только один залив. Решили встать, отдохнуть пару часиков.



День десятый, четный… Поднялись действительно через пару часиков. Но ветер поднялся раньше нас, естественно, встречный. Волна и ветер полностью нейтрализовали действие весел, удалось лишь немного отплыть от песчаной косы. Прижавшись к левому берегу, ушли от ветра. Бесполезно потратили много сил, последний мыс обходили с минимальными усилиями, отдыхая перед выброской.

Выброска



Заслуживает отдельного описания. В поселке договорились насчет моторной лодки до Шурышкар, уменьшив начальную цену в 2.5 раза. В это время года Обь разливается настолько, что местные ездят по затопленному лесу как по улицам. Ширина затопленного участка превышает 50 км.



Ориентироваться среди этих улиц сложно, до Шурышкар 43км по азимуту, берега в основном низкие, заболоченные. Встречаются разные суда, от барж до бударок. Как по заказу, в бане мужской день, потому что завтра день рыбака. Ханты пока трезвые, миролюбивые, приглашают попраздновать на следующий день. Пытаемся оставить их такими в своей памяти, перемещаемся на пристань, чтобы свалить отсюда при первой возможности. С пристани виден Пайер, как и на всех предыдущих стоянках. Ночью несколько раз появляется молодежь, но тоже еще в основном трезвая, т.ч. лишних недоразумений не возникает. Утром приходит «Метеор» до Салехарда. С речного вокзала сначала надо добраться до паромной переправы через Обь.



Такси стоит дешевле, чем в Москве, несмотря на статус газовой столицы. Московский поезд уже ушел, но успеваем на паравоз до Сейды, где пересаживаемся на скорый Воркута-Москва.

Выводы фотографа



Трудно ходить со всяким турьем, они даже не берут в поход антикомарин и мажут вместо этого лицо дерьмом. Шутка. Но все равно, люди специфические…

Про походы вдвоем



Ну это тоже дополнительный риск в автономке, но есть и положительные эффекты. Сильно ускоряется процесс сборки-паковки, хотя дежурить приходится каждый день. Не надо ждать по утрам другие экипажи и приходится медленно пить чай, чтобы от подъема до выхода все-таки прошло полтора часа.

Итоги и рекомендации



Это один из тех маршрутов, на которых жалко сокращать пешую часть, пострадает идея. Антикомарин действительно не брали, но на Севере были не в первый раз, использовали накомарники и плотные перчатки. Рыбы много, но мы не рыбаки. С природой творится что-то странное, обливающиеся потом тучные северяне выглядят очень жалко.

Закладывались на непогоду в горах, т.ч. по раскладке было 15 дней и 3 запасных. Пять лет назад, примерно в это же время, возвращались в Елецкий по р. Хорота, по берегам лежал лед внушительной толщины, по ночам был морозец, в горах — циклон. Так что стоит иметь запас на подобный случай, тем более что можно идти в более расслабленном темпе и в диких местах зависнуть подольше. Каньон на Левой Пайере вполне проходим при соответствующей подготовке и страховке (в библиотеке на Таганке описаний не встречали, может, плохо искали). Район дикий, но осваивается активно.
Так что спешите!
 

Ссылки по теме


  • Оцените:
  • 27 июня 2009, 15:12
  • 7274
  • emin


Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.